Безвизовая зона

Как можно путешествовать и зарабатывать на этом

Туристический бизнес экстренно перекраивает географию: поток россиян, выезжающих за рубеж, за первое полугодие 2015‑го снизился на 40%. Ослабление рубля заставило россиян внимательнее приглядеться к возможностям отдыха в России. Алтайский край в числе первых претендентов на звание русской туристической Мекки: власти здесь вовремя взялись и за транспортную инфраструктуру, и за продвижение, и за «осовременивание» местных рекреаций.

Давос по-алтайски

Когда въезжаешь в Белокуриху, единственный в Западной Сибири город со статусом курорта федерального значения, в глаза сразу бросается его зональное разделение. Компактная первая часть застроена рядовыми блоками панельных многоэтажек и ничем не отличается от тысяч городков в российской глубинке. Живописная вторая — тянется на несколько километров по долине вдоль берегов реки Белокурихи и упирается в невысокие, поросшие лесом горы. Она отдана туристам: здесь всего пара длинных улиц с вереницей санаториев, пансионатов, магазинов и кафе. Зато провинциальную дремоту как рукой снимает: почти на каждом метре площади что-то происходит. Идет бойкая торговля медом, сувенирами, настойками на пантах марала. Стоят наготове лошади, запряженные в яркие кареты. Лоточники продают сим-карты и экскурсии к окрестным озерам. Кряхтит подъемник канатной дороги, ведущий на вершину горы Церковки. Отдыхающие совершают променад мимо старой радонолечебницы, которая стоит здесь почти 80 лет. Это вполне себе «русские Карловы Вары», хотя местная администрация предпочитает сравнение с Давосом. Как и на знаменитом курорте, в Белокурихе есть термальные источники и повышенная ионизация воздуха — причем концентрация легких аэроионов здесь вдвое выше, чем в Швейцарии.

Белокуриха — один из самых популярных курортов Алтайского края. В 2014 году на отдыхе и лечении здесь побывали 200 тыс. человек. По итогам 2015‑го, как ожидается, туристов окажется на 15–20% больше. При этом максимум, который способны вместить все объекты размещения в городе единовременно, — около 6 тыс. человек. Уже лет десять назад расти дальше курорту стало некуда: чтобы построить новую гостиницу или санаторий, приходилось либо жертвовать лесом или горой, либо переносить комплекс в городскую часть. А сейчас, при заполняемости санаториев до 110% в высокий сезон, ситуация с перегрузкой стала критичной.

Решение «проблемы потолка» нашел местный отельный магнат Александр Бенгардт — собственник и руководитель АО «Курорт Белокуриха», в которое входят три санатория — «Белокуриха», «Сибирь» и «Катунь», а также комплекс «Сибирское подворье». В 2010 году он начал искать поддержки у властей в развитии инвестиционного проекта «Белокуриха-2» — нового курорта в 15 километрах от действующего. По задумке, он нацелен на более состоятельных посетителей и будет застраиваться четырех‑ и пятизвездочными отелями; в «первой» Белокурихе гораздо чаще встречаются бюджетные «три звезды». Участок под строительство выбрали с расчетом на создание горнолыжных трасс (он на 400 метров выше уровня моря) и обустройство терренкуров — пеших оздоровительных маршрутов. Важной оказалась и близость Искровско-Черновского месторождения минеральной воды, схожей по составу с той, что используется в лечебных целях в санаториях Белокурихи. Краевой администрации проект понравился настолько, что с подачи губернатора Александра Карлина он был включен в федеральную целевую программу «Развитие внутреннего и выездного туризма в России». Компания Бенгардта стала участником программы государственно-частного партнерства (по обычной схеме: на рубль бюджетных средств вкладывается три рубля частных) и занялась поиском инвесторов. Государство же обязалось обеспечить проект необходимой инфраструктурой.

Основной головной болью стало строительство асфальтированной дороги, которую прокладывали прямо через горный рельеф. Ради восьмикилометрового горного серпантина пришлось вырубить около 14 тыс. деревьев (как утверждают в администрации, посажено столько же новых), а на каждом километре пути проводить масштабные взрывные работы. Дорогу в «Белокуриху-2» строят уже почти два года, потратив полмиллиарда рублей; для завершения строительства, которое намечено в октябре, потребуется еще 300 миллионов. Из‑за затянувшихся работ (срок сдачи дороги откладывался дважды) первые инвесторы не могут начать возводить объекты на площадке. Так, сургутский предприниматель Николай Леоненко, который собирается вложить в строительство гостиничного комплекса в «Белокурихе-2» свыше 100 млн рублей, уже пять месяцев не может приступить к фундаментным работам: на площадку невозможно подогнать крупнотоннажную строительную технику.

Не терпится начать работу и ключевому девелоперу проекта — омской компании «Л-Финанс», которая будет возводить здесь отель международной гостиничной сети Hilton. Интерес представителей Hilton к строящемуся курорту нарастал постепенно: в октябре 2014 года менеджеры цепочки подписали соглашение на строительство четырехзвездочной гостиницы на 250 мест, а уже в марте расширили проект на 1 500 «ключей», добавив спа-комплекс, фитнес-центр, рестораны и развлекательные клубы. По словам директора «Л-Финанс» Олега Бакуна, таким образом компания решила снизить стратегические риски по отсутствию соинвесторов, которые взялись бы за развитие сервисной инфраструктуры нового курорта. Логика в этом есть: обычно отельные операторы хотят видеть сервисы, за которые можно «зацепиться» при выходе на новую площадку. А сервисы не приходят, пока не появится качественный турпоток, способный обеспечить им необходимую окупаемость. Вот почему решено было взять обе инициативы в свои руки. По первоначальным подсчетам, представители Hilton вложат в развитие «Белокурихи-2» более 10 млрд рублей. На проектирование гостиничного комплекса уйдет около полутора лет, а к 2018 году, как ожидается, он будет сдан в эксплуатацию.

— При заполняемости 70–80% (а это умеренный в ожиданиях сценарий) окупить вложения инвесторам удастся за 12–15 лет, — подсчитывает Олег Акимов, заместитель директора по стратегическому развитию компании «Курорт Белокуриха». — Сроки длиннее, чем в среднем по отрасли, но при расчете мы делали скидку на кризисное время и период «раскачки» курорта. Зато из‑за госфинансирования инфраструктуры себестоимость строительства выходит сравнительно низкая. А значит, цены на размещение удастся установить на том уровне, который сейчас предлагается в Белокурихе. Мы рассчитываем на активный спрос как раз потому, что ценник не будет заоблачным. Например, за большую студию в 40–50 кв. м постояльцы заплатят около 6 тыс. рублей. Путевки тоже будем продавать: они чрезвычайно востребованы, поскольку не облагаются НДС и гарантируют комплекс проживания, питания и лечения. Вместе с тем перед нами стоит задача по разведению двух потоков туристов. Если «внизу» будет акцент на бюджетное размещение и лечение, то в «Белокуриху-2» отправятся те, кто нуждается в более комфортном проживании и обслуживании.

Читайте также  15 россиян пострадали в ДТП в Турции

Ключевые риски для инвесторов связаны с логистикой. Ориентация на туристов со средними доходами и выше потребует более комфортабельных средств доставки гостей на курорт. Сегодня две трети туристов прибывают в Белокуриху из Тюменской области, еще 23% — из Кемерова, Томска, Омска, Новокузнецка и Новосибирска. Дорога из Барнаула до Белокурихи занимает более трех часов на автомобиле. Гораздо ближе к юго-востоку края, всего в 100 км, располагается аэропорт Горно-Алтайска — но он по погодным условиям закрыт бóльшую часть года. Выходом из ситуации могла бы стать реконструкция аэропорта в соседнем Бийске. По словам Олега Акимова, когда-то он был ориентирован исключительно на курорты Белокурихи, а рейс Сургут — Бийск летал каждый день. Сейчас бийский аэропорт закрыт, а его руководство занято процессом передачи собственности из федеральной в краевую. Если власти региона примут положительное решение о реконструкции, говорит Акимов, можно будет взяться за удлинение взлетно-посадочной полосы и модернизацию оборудования. Это позволит выйти на загрузку до 1,4 тыс. пассажиров в день — половину сегодняшнего турпотока.

Рай без шалаша

Туристско-рекреационный кластер в Белокурихе — одна из трех территорий, которые вошли в ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в России с 2011 по 2018 год» от Алтайского края. Другие два — автотуристский кластер «Золотые ворота» в Бийске и кластер «Барнаул — горнозаводской город» — пока находятся на стадии проектирования и поиска инвесторов. В Бийске, где сходятся дороги разных направлений и начинается «путь на Большой Алтай» — к Телецкому озеру, горе Белухе, Белокурихе, соседней Республике Алтай и многим другим местам, — планируется построить инфраструктуру для туристов, путешествующих на автомобилях и в «домах на колесах». Сегодня экскурсионные группы сюда приезжают максимум на несколько часов — посмотреть на остатки старого центра да заглянуть в местный музей Алтайской духовной миссии. После того как на въезде в город появятся гостиничный комплекс, гипермаркет, деловой центр, парковки, заправки и станции техобслуживания, есть шанс, что транзитные туристы будут оставаться с ночевкой — а значит, тратить в городе больше. В Барнауле же программа предполагает реставрацию исторического центра, создание музея под открытым небом, посвященного истории сереброплавильного завода, а также возведение конгрессно-выставочного комплекса на берегу Оби. Из федерального бюджета на эти цели до 2018 года выделят 4,4 млрд рублей. Эти деньги будут активно поддержаны региональным бюджетом: на развитие туризма Алтайский край собирается потратить до 2020 года 26,7 млрд рублей.

Всерьез заниматься туризмом в Алтайском крае начали десять лет назад, с приходом губернатора Александра Карлина. До этого «голубая мечта» российского туриста представляла собой инфраструктурную разруху: на алтайских просторах встречались лишь заброшенное наследие советских пансионатов, стихийно построенные шашлычные и «дикари» с палатками. При Карлине к традиционно аграрному региону все чаще стали применять эпитет «туристическая жемчужина Сибири». Для краевых властей развитие туризма — вопрос стратегический: это один из самых понятных способов повысить устойчивость экономики региона, ресурсные возможности которого ограничены. Губернатор считает, что у Алтайского края есть все шансы изменить географическую структуру турпотока и привлечь жителей удаленных регионов — в том числе Москвы и Санкт-Петербурга. К 2020 году регион рассчитывает встречать свыше 4 млн туристов в год. Не в последнюю очередь этому поспособствует появление «сибирского Лас-Вегаса» — игорной зоны «Сибирская монета», первое казино в которой открылось в конце прошлого года.

В разговоре Александр Карлин быстро выдает в себе за­взятого туриста: он с неподдельной страстью рассказывает прессе о красотах предгорья, сплавах по реке Катунь и ночевках на озере. Но явная гордость его охватывает при упоминании масштабных туристических проектов — таких как «Белокуриха-2» или особая экономическая зона «Бирюзовая Катунь». ОЭЗ стала флагманским проектом алтайских властей в сфере туризма и показательным примером государственно-частного партнерства. На ней губернатор отрабатывал механизмы привлечения в край серьезных инвесторов: проект был создан в 2007‑м, через два года после того, как Карлин занял пост главы региона. Параллельно велись массивные инфраструктурные работы: прокладывался мост через реку Катунь, ремонтировали дороги, тянули газопроводы и электросети.

«Бирюзовая Катунь» размещается на юго-востоке Алтайского края, в районе горы Красный Камень на левом берегу Катуни, и занимает площадь в 33 кв. километра. Ландшафты здесь удивительно живописны и разнообразны: экономическая зона тянется вдоль изгибов полноводной реки, вокруг простирается могучий таежный лес, а дальше вырастает горный склон. Поэтому схему застройки планируют с учетом расположения туристических объектов. «На нижних участках, возле озера и вдоль реки, разрешено строить только малоэтажные здания, — объясняет генеральный директор управляющей компании ОЭЗ «Бирюзовая Катунь» Алексей Репин. — Более высокие возводятся у подножия горы, чтобы не загораживать отдыхающим вид на водоемы». С той же целью под землю прячутся все инженерные коммуникации: на поверхности остаются только фонарные столбы.

Читайте также  В Крыму предложили ввести налог для отдыхающих за границей россиян вместо курортного сбора

Особых экономических зон с упором на туризм в России всего четыре: две — на Алтае, еще две — на Байкале. Но принимает посетителей сегодня только «Бирюзовая Катунь». В 2014 году ее посетило 420 тыс. туристов; в период с середины июля по середину августа сюда ежедневно прибывает

по 10–15 тыс. человек. Главные достопримечательности — теплое искусственное озеро и природные объекты: Тавдинские пещеры, грот Ихтиандра. Номерной фонд пока скромен и рассчитан всего на 650–700 мест, включая скромные хостелы. Большинство туристов останавливаются в палатках в зонах кемпинга. Поэтому зарабатывает «Бирюзовая Катунь» главным образом на сервисах: экскурсиях, рыбалке, рафтинге, прокате катамаранов, веревочном парке, полетах на тарзанке. Однако по задумке ОЭЗ вскоре превратится в полноценный рекреационный кластер, к тому же работающий круглый год. «В проекте планировки предусмотрено 3 500 мест, — уточняет Репин. — Сегодня у нас уже есть 13 действующих резидентов и шесть потенциальных. Инвестиций заявлено на 8,3 млрд рублей. В обмен инвесторы получают налоговые льготы и бесплатное подключение к объектам инженерной инфраструктуры».

Поиск и привлечение инвесторов в туристический кластер «с нуля» — задача не из легких. С одной стороны, потенциальные инвесторы выжидают и анализируют турпоток — и только когда он достигает определенного уровня, принимают решение о том, объект какого масштаба необходимо строить. С другой — желающие зайти в «Бирюзовую Катунь» проходят строгий отбор: губернатор лично требует появления в зоне «мегапроектов», а не «шалашей». Раньше даже существовал специальный инвестиционный ценз: на площадку не допускались инвесторы с проектами дешевле миллиарда рублей. Сейчас планка серьезно опустилась — например, компания «Каро тур» собирается строить здесь хостел на 56 мест за 204 млн рублей, а «Экстримпарк» вложит 244 млн в возведение двух аквапарков и парка аттракционов.

В ОЭЗ пустили даже малый бизнес. Предприниматель Вячеслав Колесников открыл здесь свою пасеку; в округе на сотню километров нет ни крупных городов, ни заводов. 150 семей «добрых», как характеризует их пасечник, африканских пчел приносят нектар с весны и до осени: на алтайских лугах постоянно что-то цветет. Колесников не только построил пасеку и обязательный магазинчик с медом, но и популяризует «сон на ульях» — народную методику, которая якобы позволяет лечить различные заболевания. Чтобы поспать в специальном круглом домике, в нижний ярус которого вмонтированы улья, к Колесникову стекаются тысячи желающих со всей Сибири. Кстати говоря, такую же пасеку предприниматель собирается построить и в «Белокурихе-2».

Бизнес на путешествиях и туризме

Шукшин как бренд

Главная задача властей не только повысить приток туристов, но и сделать их «возвратными». Для этого нужно диверсифицировать туристические потоки внутри региона — привлечь отдыхающих в места, не столь переполненные в пик сезона, и предоставить им удовлетворительный уровень сервиса. На это направлена новая коммуникационная стратегия региона: основной акцент в ней делается на событийном туризме. В бренд здесь с разной степенью успешности пытаются превратить все — от Шукшина и Рериха до сыра. Фестиваль «Шукшинские дни на Алтае» привлекает в село Сростки, на родину кинорежиссера и писателя, свыше пяти тысяч человек. А на традиционные Шукшинские чтения в Бийск приезжает в четыре–пять раз больше. Календарь событий расписан плотно: на Алтае отмечают «Цветение маральника», «Сибирскую Масленицу», проводят фестиваль напитков «Алтайфест», фестиваль национальных культур, фестиваль алтайского марала, множество выставок, ярмарок и деловых мероприятий.

Причем событийный туризм несет важную роль: он подталкивает развитие туристической инфраструктуры частными силами даже на не самых очевидных территориях. Так, площадка «Сибирское подворье» в Смоленском районе, которую развивает упомянутый ранее Александр Бенгардт («Курорт Белокуриха» и «Белокуриха-2»), еще несколько лет назад представляла собой участок в чистом поле с заросшим илом озером. По словам представителя пресс-службы компании «Курорт Белокуриха» Станиславы Ваулиной, инвестиции в развитие площадки составили более 200 млн рублей. На эти деньги озеро было очищено, в него запустили карпов, построили музей народных промыслов под открытым небом, птичий двор, гостевую деревню, открыли сертифицированный ипподром, на котором проводятся этапы Кубка России. Позже появились павильоны для проведения выставочных мероприятий, форумов и конгрессов. В июне здесь проходил молодежный управленческий форум «Алтай. Точки роста», который посетило более полутора тысяч человек, а в его рамках — первый Конгресс молодых предпринимателей России и стран СНГ. Кстати, на форум прибыл даже генеральный секретарь Всемирной туристской организации (учреждение ООН) Талеб Рифаи: он обсудил с губернатором Александром Карлиным возможности поддержки туристического бизнеса в регионе.

Алтайский турбизнес ищет все новые формы организации досуга и способы угодить отдыхающим. Здесь сама природа благоволит использовать ее в качестве туристического объекта. Так, в строящейся «Белокурихе-2» ставку сделали на специальные маршруты по окружающим лесам: вокруг расположено около 60 га не тронутой человеком тайги. «Несколько троп мы уже продумали, проложили и подали документы на сертификацию, — рассказывает Станислава Ваулина. — Это будут не только терренкуры, но и конные, автомобильные маршруты, а также предназначенные для поездок на квадроциклах. Одни связаны с историей и пролегают в районах заброшенных рудников, где в годы войны в промышленных масштабах добывался вольфрам. Другие — по сакральным местам Алтая. Нам даже удалось найти «правильного» шамана, который открыт публике и готов делиться с ней легендами и тайными знаниями». Кроме этого, застройщики сохранят заповедные природные участки, где произрастают реликтовые растения и обитают редкие виды животных — вроде соболей, песцов, норок и рысей. Под боком у «Белокурихи-2» будет создан природно-туристический парк, автомобильного доступа в который не предусмотрено.

Читайте также  Онищенко призвал отдыхать на российских курортах

При этом создать точку притяжения туристов в Алтайском крае можно быстро и сравнительно дешево: главное — проявить хотя бы минимум фантазии. Из Белокурихи автобусы сотнями доставляют людей в соседний Алтайский район, где силами учредителей томской компании «Биолит» открылся дендропарк «Холмогория». Томичи, которые занимаются производством экстрактов из растительного сырья, приехали на Алтай в 1999 году. На окрестных лугах и горных склонах местные жители заготавливали множество дикорастущих трав, грибов и ягод; все это предприниматели закупали и отправляли на переработку в Томск. Когда возникли проблемы с арендой цеха в родном городе, компания перебралась в Алтайский район, купила участок земли с бывшей зверофермой и каскадом болотистых прудов и наладила там производство. А заодно сама занялась целенаправленным выращиванием и сбором лекарственных трав и растений. «Поднаторев в обращении с растениями, мы решили разбить для туристов дендропарк, — рассказывает финансовый директор «Биолита» Роман Боев. — Он создает антураж, привлекает внимание к компании, к тому же помогает диверсифицировать нашу деятельность». На территории дендрария выращивают кустарники, цветы, хвойные и лиственные деревья, плодово-ягод­ные культуры, более 70 видов лекарственных растений. Компания наладила торговлю экологически чистыми продуктами — косметикой на своих экстрактах, киселями и соками, алтайским ферментированным чаем. Доходы от туризма пока скромные, не превышают 10–15% оборотов заготовительного и перерабатывающего бизнеса. Однако «Холмогория» намерена добирать деньги за счет расширения сервисов, проведения фестивалей и соревнований и строительства турбазы.

В России существует несколько мест вроде Алтая, Байкала или Камчатки, где человек, интересующийся туризмом, должен побывать хотя бы однажды. Но, пожалуй, только Алтайскому краю — если не брать в расчет «залитый» инвестициями Краснодарский — удается следовать духу времени и развивать туристический потенциал края с расчетом на будущее. Единственной серьезной преградой остаются расстояния и связанные с ними транспортные расходы. Пока власти не разрубят гордиев узел логистических проблем, Алтай, увы, так и останется заповедной сибирской землей «для своих».

Дорога через желудок

Исторически Алтайский край — регион аграрный: здесь производят 21% российской крупы, 15% сыров, 13% муки, 10% макаронных изделий. Однако становление туризма в нем породило любопытную синергию двух отраслей. В регионе получает развитие гастрономический туризм: сюда начинают приезжать специально, чтобы попробовать знаменитые экологически чистые алтайские продукты. В Алтайском государственном университете даже разработали специальный маршрут «Алтайский гурман», который предусматривает знакомство с региональной кухней и экскурсии по перерабатывающим предприятиям края. В московских турфирмах предлагают «Вкусный тур» по Алтаю — с прицелом на фермерские хозяйства, где можно не только продегустировать продукцию, но и пообщаться с владельцами бизнеса и переночевать прямо на ферме.

Владелец форелевого хозяйства Эдуард Зикунов — один из первопроходцев гастрономического туризма в Алтайском крае. За два года его хозяйство неподалеку от Белокурихи выросло до 80 тысяч форелей. Свежую рыбу Зикунов поставляет в крупные магазины, однако важное дополнение к этому бизнесу — «рыбацкая деревня»: пруд с рыбалкой, гостевые домики и ресторан, где для туристов на углях готовят форель, которую они только что сами поймали. Аренда дома в сутки стоит 10 тыс. рублей, прокат удочки — 100 рублей, с килограмма пойманной рыбы нужно заплатить 500. Это «первая» рыба, на которую ложится задача отбить львиную долю вложений; дальше себестоимость будет снижаться.

Супруги Алла и Александр Кокорины из села Солоновка Смоленского района занимаются элитным сыроделием. Алла экспериментирует с домашними сырами из козьего и коровьего молока с белой и голубой плесенью: она производит камамбер и рокфор по «тем самым» французским рецептам. Партии небольшие, всего 3–4 кг в день, поэтому выход в торговые сети Алтайского края для Кокориной закрыт. Однако туристы к ней едут охотно: сварить собственными руками сыр, попробовать свежеиспеченный хлеб, творог, местные фруктовые наливки, попариться в русской бане.

По данным официального сайта администрации Алтайского края, в 2014 году в регионе функционировало 175 сельских «зеленых» домов и 160 турбаз; все они при желании могут закрепиться и в нише гастрономических туров. Тем более что для экологического туризма, завязанного на отдыхе в сельской местности, «удовольствия для живота» становятся непременным пунктом программы: мастер-классы по приготовлению, например, сибирских пельменей или блюд из мяса марала организовать довольно просто, а эффект их новизны пока еще велик.

Одна из туристических «приманок» Алтая — этнические маршруты по местам, овеянным легендами. Для «Белокурихи-2» их разрабатывает шаман Артем Игнатенко

Естественные водоемы в Алтайском крае слишком холодны для купания. Поэтому создание искусственного озера площадью свыше 4 га было обязательной частью проекта ОЭЗ «Бирюзовая Катунь»

Пасечник в пятом поколении Вячеслав Колесников, которого все называют просто Славой Медовухой, оставил бизнес в Новосибирске ради ульев в Алтайском крае